Поиск
  • "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ"

Как рожали в войну, в том числе и двойню...




Первый рассказ:

В квартире пусто, кроме нас никого, все ушли на фронт. И так день за днем. От мужа — ничего. И вот наступила роковая ночь 7/IV 1942 г. Час ночи, схватки. Пока одела троих детей, белье собрала в чемодан, двоих сыновей привязала к санкам, чтобы не упали, отвезла их во двор к помойке, а дочь и чемодан оставила в подворотне. И родила… в брюки...


Забыла, что у меня дети на улице. Шла медленно, держась за стену своего дома, тихо-тихо, боялась задавить малютку…

А в квартире — темно, а в коридоре — вода с потолка капает. А коридор — 3 метра шириной и 12 — в длину. Иду тихо-тихо. Пришла, скорей расстегнула штаны, хотела положить малыша на оттоманку и от боли потеряла сознание…


Темно, холодно, и вдруг открывается дверь — входит мужчина. Оказалось, он шел через двор, увидел двоих детей, привязанных к санкам, спросил: «Куда едете?» А пятилетний мой Костя и говорит: «Мы едем в родильный дом!»


«Эх, дети, наверно, вас мама на смерть привезла», — предположил мужчина. А Костя и говорит: «Нет». Мужчина молча взялся за санки: «Куда везти?» А Костюха командует. Смотрит человек, а тут еще одни санки, еще ребенок…


Так и довез детей до дому, а дома зажег огарок в блюдечке, лак-фитиль — коптит ужасно. Сломал стул, разжег печурку, поставил кастрюлю с водой — 12 литров, побежал в родильный…


А я встала, дотянулась до ножниц, а ножницы черные от копоти. Фитилек обрезала и разрезала такими ножницами пуповину напополам… Говорю: «Ну, Федька, половина тебе, а другая — мне…» Пуповину ему я обвязала черной ниткой 40-го номера, а свою — нет…


Я же, хоть и четвертого родила, но ничегошеньки не знала. А тут Костя достал из-под кровати книгу «Мать и дитя» (я всегда читала в конце книги, как избежать нежелательной беременности, а тут прочла первую страницу — «Роды»). Встала, вода нагрелась. Перевязала Федору пуповину, отрезала лишний кусок, смазала йодом, а в глаза нечем пускать. Едва дождалась утра.


А утром пришла старушка: «Ой, да ты и за хлебом не ходила, давай карточки, я сбегаю». Талоны были отрезаны на декаду: с 1 по 10-е число, ну а там оставалось 8, 9 и 10-е — 250 гр. И три по 125 гр. На три дня. Так этот хлеб нам и не принесла старушка

Но… 9/IV я ее увидела мертвую во дворе — так что не за что осуждать, она была хорошим человеком…


Сестра пришла из родильного и кричит: «Где вы, у меня грипп!» А я кричу: «Закройте дверь с той стороны, а то холодно!» Она ушла, а Костя пятилетний встал и говорит: «А каша-то сварилась!» Я встала, печку затопила, да каша застыла, как кисель.


Вот съели мы эту кашу без хлеба и выпили 7-литровую кастрюлю чаю, я одела Феденьку, завернула в одеяло и пошла в роддом имени Ведемана на 14-ю линию. Принесла, мамочек — ни души. Говорю: «Обработайте пупок сыну». Доктор в ответ: «Ложитесь в больницу, тогда обработаем!» Я говорю: «У меня трое детей, они остались в квартире одни». Она настаивает: «Все равно ложитесь!» Я на нее заорала, а она позвонила главврачу. А главврач заорал на нее: «Обработайте ребенка и дайте справку в загс на метрики и на детскую карточку».


Она развернула ребенка и заулыбалась. Пуповину, перевязанную мной, похвалила: «Молодец, мама!» Отметила вес малыша — 2, 5 кг. В глазки пустила капли и все справки дала. И пошла я в загс — на 16-й линии он располагался, в подвале исполкома. Очередь огромная, люди стоят за документами на мертвых. А я иду с сыном, народ расступается. Вдруг слышу, кто-то кричит: «Нахлебника несешь!» А другие: «Победу несет!»


Выписали метрики и справку на карточку детскую, поздравили, и пошла я к председателю исполкома.


Второй рассказ:

2/II 1943 г. Я говорю Косте: «Беги за врачом, начинается!» На плите стоит 12-литровая кастрюля с теплым кипятком, а в 7-литровой уже кипит вода. А вчера, 1 февраля, меня смотрел врач, запустил капли в глаза, дал мне йод, шелковую нитку в мешочке и сказал: «В госпиталь не ходи — там дикий холод, и весь он завален покойниками, да и находится за 4 километра от дома…»


Вернулся муж, лица на нем нет. Не обнаружил в больнице ни единого человека — видно, ночью тихо снялись… Люди ему сказали, что слабых отправили в тыл, а тех, кто покрепче, — на фронт…


Схватки уже нетерпимые. Дети спят в комнате, я стою в корыте, в Костиной рубахе. Он — напротив меня, ножницы наготове… Уже держит твою головку, уже ты у него на руках… Лицо у него светлое… Я беру тебя на руки. Он режет пуповину, смазывает йодом, завязывает. Рядом ванночка. Льет на головку воду — голова у тебя волосатая. Орешь, дети вскакивают, отец им кричит: «На место!»


Заворачивает тебя, несет на кровать…

Я моюсь, Костя берет меня на руки и тоже несет на кровать. А сам выливает из емкостей воду, моет пол, моет руки и приходит смотреть, как ты спишь в кроватке. Потом подходит ко мне, гладит по голове, желает спокойной ночи, идет спать на кухонную скамью…


Третий рассказ:

На телеге оказалось достаточное количество сена, прикрытого полотном из грубой льняной ткани. Сено было необходимо для корма лошади во время отдыха и сравнительно комфортного проезда возницы и возможных пассажиров. Между тем, у нас возникла очередная проблема, которая требовала немедленного решения.


Женщины-селянки отказывались сопровождать беременную, так как боялись, что озверевшие полицейские или немцы, прибывшие в село утром, сожгут дома или уничтожат их семьи, о чем они неоднократно сообщали в своих приказах и листовках.


Между тем роженица повела себя весьма беспокойно - начала издавать приглушенные, надрывные звуки и производить судорожные телодвижения. Очевидно, сказалась очень напряженная обстановка, что в любой момент могло привести к преждевременным родам.


Все мы оказались в необычном и довольно сложном положении. В любую минуту могли начаться роды и появиться погоня на лошадях, мотоциклах или автотранспорте. Уж очень привлекательной представлялась добыча для наших врагов. Никто из нас, молодых разведчиков, в подобного рода ситуациях не оказывался ни в мирное время, ни во время войны. Поэтому медсестре сразу было задано несколько вопросов. Как нам себя вести при возможном начале родов?


Что необходимо иметь для этого? Медсестра дрожащим от волнения голосом сообщила, что при внешнем осмотре роженицы никаких отклонений не замечено и что она - женщина молодая и сильная, а для приема ребенка в таких условиях надо иметь побольше проглаженных простыней, пеленок и других чистых материалов. Нужны были также нож или ножницы для отделения пуповины и нитки для ее фиксации.


Если ребенок после рождения молчит, то его необходимо похлопать по попке и встряхнуть, пока он не вздохнет и не подаст голос. У нас, естественно, кроме ножей, ничего из этих вещей не было. Поэтому двум бойцам был отдан приказ немедленно побывать в двух-трех домах и, по возможности, добыть все необходимые материалы. В свою очередь, женщины тут же разделись и передали роженице свое нательное белье.


Наконец, мы тронулись в путь довольно хорошей рысью. Телегу встряхивало и наша роженица, хотя и старалась сдерживаться, но все-таки подавала довольно громкий голос. Мы уже старались не обращать на это внимание - надо было как можно скорее и дальше уехать от этого села. Вскоре позади нас раздался довольно мощный грохот. Это взорвались мины под телегой преследователей, а затем послышались автоматные очереди и все стихло. Это нас обеспокоило. Не случилось ли чего непредвиденного с нашими бойцами? Это были хотя и молодые, но надежные и опытные ребята. Однако в боевой обстановке всякое бывает. Нам пришлось срочно свернуть свой экипаж с дороги в ближайший перелесок, чтобы проверить дела у роженицы и узнать, что сталось с нашими разведчиками-подрывниками.


Однако далеко по обратной дороге нам не пришлось идти. Скоро мы услышали приближающийся топот копыт. Первая мысль была о том, что это уцелевшие из группы преследования, пытающиеся закончить начатое ими дело - догнать беглецов. Подготовив автоматы и гранаты к бою, мы выдвинулись к дороге и готовы уже были открыть по всадникам огонь, когда вдруг рассмотрели в "кавалеристах" (сидящих по двое на каждом коне) своих, обвешанных оружием, ребят - живых и здоровых! Они коротко доложили о проведенной операции. Мина, как и предполагалось, взорвалась под колесами повозки, в которой ехало трое полицейских.


Заряд был довольно мощным и телегу разнесло в щепки, так что от седоков мало что осталось. Двое конных полицейских, сопровождавшие телегу по обеим сторонам, были выбиты испуганными лошадьми из седел и сброшены на землю. Они не успели прийти в себя, как были обезоружены, кратко допрошены и обезврежены. Разведчики собрали уцелевшее оружие и некоторые документы, поймали оседланных лошадей и бросились догонять нашу группу. Из их сообщения следовало, что новой погони в этот вечер и ночь не ожидается, так как весь наличный полицейский состав из этих двух сел был нами уничтожен. Это дало нам возможность уже более спокойно обсудить наше положение и спланировать дальнейшие действия. Было решено направиться в один из отдаленных от леса хуторов, где проживал один пожилой человек, который уже не раз оказывал нам содействие. Двое наших разведчиков получили приказ немедленно, через болото, только нам известным кратчайшим путем, направиться в отряд с сообщением о сложившейся у нас обстановке. Нам нужны были медработник, дополнительные люди и приказ о дальнейших действиях.


В это же время роженица стала проявлять большую активность и мы стали свидетелями появления на свет нового человека. Это был мальчишка - и его не надо было хлопать по попе, так как он оказался и так весьма голосистым.


Следуя советам, полученным от медсестры, мы провели соответствующую операцию и завернули младенца в какое-то белое покрывало. И сразу за этим двинулись в дальнейший путь. Но на этом наши тревоги не закончились. Через какое-то время, после тряски по грунтовой дороге, роженица снова забеспокоилась и попросила остановиться. На вопрос, в чем дело она с большой тревогой и со слезами попросила посмотреть, что "у меня там делается".


Ей казалось, что должен был появиться второй ребенок, но что-то ему мешало, а терпеть все это она больше не могла. Мне, невольно, пришлось превратиться в акушера и приступить к осмотру при свете спички и куска бумаги.


Я сообщил увиденное роженице: оказалось, что у второго ребенка сместилось положение головки, что явилось препятствием к его нормальному выходу. На это роженица ответила, что надо постараться расширить влагалище руками, а если это не поможет - сделать разрез, чтобы быстрее освободить ребенка, пока он еще живой.


Я срочно стал мыть руки - сначала водой, а затем самогоном (который был, кстати, довольно крепким). В результате этой операции на свет с нашей помощью появился еще один мальчишка, которого уже пришлось не только хлопать по попке, но и изрядно потрясти, пока он не подал голос.


Дальше последовала его аналогичная упаковка - и снова в путь.


Глубокой ночью мы достигли намеченного хутора. В доме женщины провели необходимые, возможные в тех условиях, процедуры с роженицей и новорожденными. После кратковременного отдыха было решено спрятать их в один из отдаленных от дома овинов, который, кстати, имел и подземные емкости для надежного хранения зерна и другой домашней утвари.


Лошадь, сослужившая нам добрую службу, была накормлена сеном, выведена на дорогу и отправлена в обратный путь в надежде, что она самостоятельно сможет добраться до дома, откуда мы ее взяли.


К утру к нам прибыла группа партизан из отряда, в том числе и медик. После осмотра роженицы и младенцев нам сказали, что мы сделали все, что было возможно и пациенты чувствуют себя удовлетворительно. Усталые и порядком отощавшие, мы расчитывали тут же вернуться в отряд, но нам передали приказ командования - задержаться на два дня для охраны наших подопечных. С подошедшим подкреплением мы устроили на дороге и невдалеке от хутора несколько засад и заминировали наиболее опасные участки дороги. Но, слава Богу, все обошлось. На третий день, под вечер, на поле приземлился легкий самолет - "кукурузник". Через считанные минуты, с роженицей и детьми на борту, самолет поднялся в воздух.


На прощание новоиспеченная мама поблагодарила всю нашу группу за спасение ее и детей, и попросила назвать имена тех, кто сопровождал ее на телеге и оказывал помощь при родах.

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка

© 2019 "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ": БЛИЗНЕЦЫ, ДВОЙНЯШКИ, ТРОЙНЯШКИ...

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка