Поиск
  • "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ"

Один день из жизни мамы тройняшек.



Статья об одном дне из жизни мамы тройни Алены Хмилевской.

Я обещала рассказать, как устроена наша жизнь без няни — и после долгих раздумий решилась показать вам один наш день, с утра и до вечера. Мне было важно, чтобы этот рассказ и иллюстрации к нему получились максимально честными. Поэтому я никак специально не готовилась — это касается и моего внешнего вида, и обстановки в квартире, и одежды детей.

Дисклеймер: я пишу эту статью не с целью похвастаться, какая я героическая женщина — потому что это совсем не так. Очень многие мамы тройняшек справляются без помощников — и у многих при этом есть старшие дети. Так что ничего особо выдающегося и уж тем более героического в моих буднях нет. В то же время я совсем не хочу сказать, что мне легко (это не так). И меньше всего я бы хотела, чтобы этот текст вызвал у кого-то угрызения совести в духе «вот, она одна с четырьмя справляется, а мне с одним трудно».

Итак, 2 октября 2018 г. Тройняшкам 1 год и 4 месяца.

Сегодня день начинается в 7.15. Это на час позже чем обычно — но не потому, что тройняшки вдруг решили дать родителям выспаться, а потому, что ночью Вея вдруг решила, что ей нужно спать исключительно на ручках у мамы и без предупреждения начала вопить на полную громкость, чем разбудила Тоню и Иоанну, которые на всякий случай тоже покричали, а потом решили, что Вея здорово придумала и им тоже такое надо (в смысле, спать на ручках).

Пробуждение в нашей семье выглядит так: сначала тройняшки ползают и прыгают по родителям, проводят перекличку в своем коллективе и ревизию глазок, носиков и ротиков у мамы и папы. Потом девочки слезают с кровати, и через несколько секунд мне на лицо падают тапочки, сопровождаемые нежным наставлением «Абу!» (вставай-обувайся, мол). Деваться некуда — мы с мужем встаем и выползаем в гостиную.

Тройняшки тут же начинают свою бурную познавательно-разрушительную деятельность, а мы пытаемся проснуться. Фитнес-браслет сообщает, что я спала в общей сложности чуть больше четырех часов. Муж, зевая, идет варить кофе.

В моей жизни было время, когда я не любила кофе. Не могу сказать, что я стала любить его теперь — но обойтись без него не могу.

Переодеваем-умываем детей, по очереди развлекаем их и принимаем душ.

На завтрак сегодня овсянка в банке — ее я готовлю с вечера. Сначала завтракают девочки (я все стремлюсь сделать так, чтобы мы садились за стол вместе — но пока, к сожалению, не очень получается: мы просто не успеваем! Пока мы с мужем сядем, девочки уже все съели и вылезают из-за стола.

Едят девочки сами — с ложки я никого не кормлю (спасибо методу самостоятельного прикорма, он же BLW).

В 8.00 встает старший сын — и его тут же облепляют сестры. Тройняшки обожают брата — я часто шучу, что родила Илюше фан-клуб.

Садимся за стол — девочкам, конечно, тоже надо: они тут же залезают обратно на свои стулья и таскают еду из наших тарелок.

Потом начинается обычная утренняя суета: муж собирается на работу, сын — в садик, я пытаюсь убрать со стола, а тройняшки активно участвуют во всех этих процессах.

Для начала я чищу зубы всем детям (тройняшки норовят стащить тюбик, чтобы съесть пасту, и очень возмущаются, что мама не дает).

Играем в любимую игру ВИА — разборку посудомойки на скорость (мне надо успеть убрать посуду раньше, чем девочки ее разобьют). Я очень стараюсь делать максимум бытовых дел с детьми — хотя должна сказать, что с тройняшками это существенно сложнее, чем было с одним ребенком: количество производимого ими хаоса в разы и разы больше (можно было бы предположить, что в три раза — но нет, хаос растет по экспоненте). Кстати, про хозяйство: после того, как я рассталась с няней, мне пришлось очень существенно реорганизовать наш быт — на момент съемки процесс был еще в самом разгаре, но теперь управляться с хозяйством мне стало гораздо легче (хоть и не скажу, что легко).

А вообще жизнь с маленькой тройней принуждает к железной дисциплине. Например, с годовалыми тройняшкам так просто не выбежишь в магазин за подгузниками, за солью или хлебом, поэтому все необходимое нужно покупать заранее. Если муж забудет забрать мусор — я не смогу просто так его вынести. Если я не уберу на место свою сумку — ее содержимое тут же будет извлечено и тщательно препарировано.

(Это не значит, что ничего из вышеперечисленного со мной не случается — случается, еще как. Но намного реже, чем могло бы!)

Около 9 утра муж и сын уходят. Кое-как прибравшись (я уже поняла, что главное в уборке — сразу оттереть кашу от стола, все остальное может подождать), мы с девочками начинаем собираться в магазин.

Тоня не хочет одеваться и начинает рыдать. Утешаю ее. Вообще, мне кажется, примерно половину дня я провожу, утешая рыдающих детей. (Другую половину дня отмываю стол). Кое-как уговариваю одеться (терпение, Алена, терпение). Вея тем временем вытащила одежду из ящиков комода и решила усовершенствовать свой наряд. Перед выходом мне надо зайти в туалет. Идти туда приходится в сопровождении всех троих девушек, ибо закрытая дверь туалета — это всегда повод для коллективной истерики, а нервы у меня уже не те.

(Каждый день вспоминаю виденную где-то на просторах интернета картинку: Санта-Клаус спрашивает маму маленького ребенка, что та хочет получить на Рождество. «Единорога», — мрачно отвечает та. «Нет уж, давай что-то реальное, не в сказке живем», — недоволен Санта. «Ок», — говорит мама, – «выпить горячий кофе и пописать в одиночестве». Пауза. «Хорошо, единорога какого цвета?»)

Надеваем куртки и ботинки (в этот момент я всегда с ужасом думаю о предстоящих зимних одеваниях) и выходим.

Если я выхожу одна, то сажаю одну из дочек в рюкзак, двоих веду за руки. Внизу сажаю всех в коляску (к счастью, у нас есть возможность оставлять коляску в подъезде — не представляю, где бы хранили ее иначе!) — и мы выкатываемся на улицу. Я планирую меню на неделю заранее и заказываю почти все нужные мне продукты онлайн, но некоторые вещи по возможности предпочитаю покупать в известной сети, продающей натуральные продукты. Благо, их магазин один из немногих, куда я могу зайти с коляской (если быть точной, рядом с нашим домом таких магазинов — с пандусом для колясок — всего два). Очень люблю нашу коляску за то, что она проходит в стандартные дверные проемы и влезает в багажник машины. Еще с ней можно ездить на автобусе — это тоже очень упрощает жизнь. В общем, при большом желании даже с тройняшками можно выбираться из дома — хотя, конечно, ни метро, ни подземные переходы, ни кафе мне не доступны.

Возвращаемся домой — тороплюсь, надо успеть до дневного сна.

Даю перекус.

 К 11.30 укладываю всех спать. Спят девочки около полутора часов (в середине сна обычно просыпаются, и мне надо подойти, чтобы уложить их еще раз). Бывает, конечно, что дочки вскакивают через 40 минут — но, к счастью, не сегодня.

Первым делом пишу сообщение мужу, потом иду на кухню — за время сна мне надо успеть приготовить обед и ужин (так получается быстрее, чем вставать к плите два раза).

Ура, успела, может быть, даже получится выпить чаю? Завариваю чай — но тут из спальни доносится плач. Вея проснулась и больше спать не хочет, хотя прошел всего час. Забираю ее, чтобы не разбудила остальных. Вскоре просыпаются и все остальные. Идем читать книжку.

В два часа из садика возвращается Илюша (он ходит в сад на полдня). Первое время я забирала его вместе с девочками — но потом девочки перешли на один сон, и я перестала успевать в сад вовремя. Так что теперь его забирает наша помощница Катя — она приходит несколько раз в неделю на три-четыре часа и помогает мне гулять с детьми (выгуливать маленьких тройняшек в одиночку я пока не рискую — это, пожалуй, единственный момент дня, где я не могу обойтись без посторонней помощи).

Должна сказать, решиться на расставание с няней мне было очень сложно. Я ужасно боялась не справиться — но на деле оказалось, что одной мне даже проще. На наше решение повлияли два фактора. Первый — финансовый: когда вместо запланированных двух детей нужно поднять четверых, то тридцать раз обдумываешь каждую статью бюджета.

Долгое время няня была нам действительно необходима: во-первых, из-за сцеживаний — нужен был кто-то, кто занимался бы малышками, пока я занимаюсь молокоотсосом (а в его компании я проводила 30-40 минут каждые три часа). Во-вторых, наличие няни давало мне возможность проводить время с Илюшей — это было очень важно для всей семьи, пока мы адаптировались к переменам. И я очень благодарна нашей няне за помощь — на нее всегда можно было положиться.

Но когда я закончила сцеживаться, ситуация изменилась. Мне уже не так часто нужна была помощь, более того, я вдруг осознала одну вещь. Все это время, несмотря на наличие няни, я чудовищно уставала к вечеру. И при этом ничего, совершенно ничего не успевала сделать. Меня долго мучило смутное чувство вины по этому поводу, а потом я вдруг поняла, что основная причина моей усталости не в том, что у меня четверо детей. Я так устаю, потому что провожу большую часть дня в постоянном присутствии чужого человека. Мне с родными-то сложно постоянно находиться, а тут хоть и корректная, и вежливая, и порядочная, но все-таки посторонняя женщина. В общем, мы с мужем решили, что я попробую справляться сама.

Кормлю всех детей и Катю обедом, заодно пытаюсь поесть сама — но стоит присесть, как дочки тут же карабкаются мне на колени.

Пообедав, начинаем собираться на прогулку. Процесс, как водится, сопровождается стенаниями. И когда дети уже одеты, я замечаю, что на улице идет дождь.

Остаемся играть дома (и раз уж мы теперь никуда не торопимся, развлекаемся попытками собрать тройняшек в одном кадре). Катя тем временем играет с Илюшей в его комнате: доступ девочкам туда закрыт (во-первых, там много опасных для них мелких игрушек, во-вторых, сын очень ревниво относится к своему имуществу).

Вместе с дочками загружаю стиральную машину — они помогают изо всех сил. Перед тем как включить, прощупываю белье на предмет посторонних предметов — я уже пару раз стирала кубики и погремушки, которые мои хозяйственные барышни умеют укладывать в машинку молниеносными, совершенно незаметными глазу движениями. Параллельно я звоню в диспетчерскую и переписываюсь с соседями — хотя отопительный сезон уже начался, в нашем доме до сих пор не топят: какие-то проблемы с трубами. Отвечаю на вопросы потенциальных покупателей на Авито — я регулярно отдаю или продаю там вещи, которые девочкам уже не нужны (сейчас вот настала очередь детских стульев для кормления).

На часах почти четыре часа. Девочки залезают за стол: уже проголодались. Достаю продукты для полдника — но сначала всех надо раздеть. Сын тоже прибегает перекусить.

И опять: кормлю детей, отмываю детей, убираю посуду, отмываю стол.

Дождь тем временем кончился. Прошу Катю немного задержаться — и мы все-таки идем гулять.

Снова одеваю тройняшек, помогаю одеться сыну, одеваюсь сама.

Выходим.

Сначала идем на площадку — сын занят своей игрой, а дочки увлеченно ковыряются в мокром песке (слежу, чтобы они его не ели, но успеваю не всегда), инспектируют все урны, качаются на качелях (на этой площадке очень удачная корзина, куда они помещаются все вместе — а то обычно за качели разворачиваются настоящие битвы, тем более, что старший тоже очень любит качаться). Фотографирую детей (редкий случай, когда можно поймать их в одном кадре) и отправляю фото мужу. Нагулявшись, собираемся домой. После дождя на улице немноголюдно, так что сегодняшний день обходится без вопросов изумленных прохожих (это редкость).

По дороге нам встречается большая лужа — сын бегает по ней, а дочки возмущенно вопят из коляски, потому что им тоже хочется.

Разрешаю им попрыгать по луже у подъезда — и очень быстро об этом жалею, потому что попрыгать им мало: они планируют искупаться в луже с головой, а также напиться из нее водички. Спешно эвакуируем маленьких поросят в подъезд.

Катя помогает нам подняться и после этого уходит. Дети, понятное дело, устали и проголодались, так что раздеваемся мы под громкие вопли. Моя задача — как можно быстрее всех раздеть, отмыть от грязи (хорошо, старший уже большой и может помыть руки сам!) и накормить. Вея требует грудь (она единственная из тройняшек, с кем мне удалось сохранить ГВ). Сажусь с ней на диван, остальные дети залезают к нам с книжкой — но передышка длится недолго: все проголодались и начинают скандалить.

Я бегом накрываю на стол. После ужина веду малышек купаться. Сын просит включить ему мультик. Купаю всех вместе, достаю и вытираю по очереди. Пока заканчиваю с третьей, первые две успевают устроить в комнате погром (а третья присоединяется, пока я делаю девочкам бутылочки со смесью).

Забираю всех в спальню — сын тоже идет с нами, потому что боится оставаться один. Пока я укладываю девочек, он смотрит видео или мультики в моем телефоне. (Я много думала насчет приучения девочек к самостоятельному засыпанию, но так на это и не решилась.) 20.00. Девочки спят. Выхожу и первым делом завариваю себе чашку чая — уборка подождет. Отвечаю на сообщения в вотсапе — в течение дня руки до этого не всегда доходят, листаю инстаграм или фейсбук. Сын в это время продолжает смотреть мультики. Получается, что он смотрит их уже больше часа — а в сложные дни мультиков набегает и два часа. И каждый раз мой внутренний фашист не упускает возможности сообщить мне, что только плохая мать будет тупить в телефон, когда ребенок уже второй час смотрит какую-то чушь. Впрочем, умом я хорошо понимаю, что отсутствие мультиков — то бишь возможности чуть-чуть восстановить ресурс — сделало бы меня куда худшей матерью. Передохнув немного, берусь за уборку. Наступает время Илюши: днем он почти не играет со своими игрушками, не может ни порисовать, ни полепить — сидеть один в своей комнате он не хочет, а договориться с тройняшками, чтобы они не трогали игрушки и не ели пластилин, пока крайне затруднительно.

Поэтому все игры, чтение книг, рисование и прочие «взрослые занятия» устраиваются у нас с 20.00 до 22.00. Параллельно я делаю уборку, иногда готовлю еду на следующий день, занимаюсь всякими организационными вопросами (например, выбрать и купить детям зимнюю обувь, записать детей к врачу и организовать поход к нему и так далее). Около 21.00 приходит муж, мы ужинаем и — насколько это возможно при сыне — разговариваем: обсуждаем прошедший день, планы на ближайшие дни и всякие актуальные вопросы (например, где и когда сделать очередные прививки детям). Потом муж купает сына, идет укладывать его спать и ложится сам. Я обычно доделываю дела, умываюсь (о, где те времена, когда у меня была целая батарея баночек и тюбиков! Сейчас весь уход за собой сводится к тому, чтобы намазать лицо увлажняющим кремом), запускаю посудомоечную и стиральную машины, ставлю на кухонный стол чистые бутылки для ночного кормления.

Перед сном я немного читаю, или пишу пост в инстаграм, или слушаю вебинары — это «свое» время обычно покупается ценой сна, но без него я не могу (думаю, мамы меня поймут). Полчаса, в течение которых надо зарядить батарейки для следующего дня. Полчаса, когда мама — тоже человек.

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка

© 2019 "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ": БЛИЗНЕЦЫ, ДВОЙНЯШКИ, ТРОЙНЯШКИ...

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка