Поиск
  • "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ"

Самый частый вопрос, который мне задают, звучит так: «Как ты справляешься?!» 

Когда посторонние узнают, что: - у меня пять детей, - двое из них шкодливые малолетние близнецы, - домработниц и нянь у нас нет, - рвущиеся в педагогический бой бабушки и прочие родственники приезжают раз в пару лет, - а я при этой загрузке еще и книжки пишу, то у людей глаза медленно (или немедленно) вылезают из орбит, и в них появляется специфическое выражение. Эдакая смесь благоговения, жалости и восхищения. Готова поспорить, этот взгляд знаком всем многодетным и двойняшковым мамам. И каждая, видя очередной такой взгляд на лице нового знакомого, мысленно отсчитывает секунды до момента, как с губ ошалевшего персонажа слетит этот вопрос (Раз…два…три… Давай!): КАК ВЫ СПРАВЛЯЕТЕСЬ?! Я обычно отвечаю расхожей шуткой из интернета, которая присобачена картинкой к этой заметке. Потому что правильного ответа нет. Вернее, сам вопрос не стоит на повестке дня. Он возникает исключительно в головах других людей, а многодетной маме недоступна эта роскошь – порефлексировать на тему, как она справляется. И если появляется свободное время для размышлизмов, то последнее, о чем хочется думать, так это на тему, как же она все успевает. Да никак. Вот, например, обычная ситуация. Я у плиты, жарю котлеты, мелкие заняты своими делами – один рисует, высунув язык, другой лепит из пластилина. Звонок в дверь. Открываю – средний деть вернулся из школы весь в слезах, ревет белугой. Не успеваю спросить, что случилось, как раздается второй звонок – еще один деть вернулся, злой как собака, рюкзак летит в один угол, куртка в другой, он сам пулей проносится мимо зарёванного брата и меня. Я громко спрашиваю: «Что случилось?», адресуя вопрос сразу обоим. Ответ неожиданно приходит из кухни: «Ничего, мам, все в порядке! Я починил розетку: залепил ее пластилином, теперь она безопасная! А еще мы новую картину на стене нарисовали! Иди посмотри!» Я галопом скачу на кухню «посмотреть», по пути хватаю звонящий телефон: - Да? - Насть, я уже вышел с работы, что купить в магазине? И тут же из кухни ремарка: - Ой, мам, котлета упала! Ничего, я положу ее обратно на сковородку! - Я перезвоню! – отрывисто выдыхаю в мобильный и забегаю на кухню. Краем глаза замечаю, что на стене теперь и правда есть новая картина. Но главное произведение искусства у плиты. Мелкие стоят на цыпочках и пытаются вилками переворачивать котлеты на тефлоновой сковородке. Хватают их в охапку, отнимаю вилки, отставляю от плиты. Пока передвигаю сковородку на соседнюю конфорку, они уже начинают выковыривать из розетки пластилин. В прихожей по-прежнему рёв, в комнате старших звуки разламываемой мебели. Я гавкаю: - Тихо все! Морская фигура замри! На долю секунды всё стихает, и я быстро решаю, кого спасать в первую очередь. Так, в розетку воткнута защитная заслонка, значит, пластилином замазана она, и к электричеству доступа нет. Картину маслом на стене можно отмыть, потому что это не масло, а акварель, а стены у нас моющиеся. Две проблемы решены. - Мелочь, ну-ка быстро сюда! Ты – рисуешь грузовик. Большой, синий. На бумаге!!! Ты – лепишь снеговика! Красивого! - Но снеговик не бывает зеленого цвета, а у меня только зеленый пластилин остался… - Это летний снеговик. Специальный. Быстро сел лепить! К плите не подходить! Из прихожей доносится скулёж, из комнаты старших ничего не доносится. Так, ладно. Иду на звук. Сначала разберемся с этим. Деть по-прежнему стоит в куртке, варежках и с зарёванным лицом. - Что случилось? - Я шапку потеря-я-ял… - Блин, это уже четвертая шапка за месяц! - Зна-а-аю…. - Ты ее искал? - Да-а-а… - Так, хватит ныть. Раздевайся, мой руки. Завтра еще поищешь. - Я уже везде иска-а-ал… - Еще раз везде поищешь. Давай, снимай куртку. Шмыгает носом, начинает раздеваться. Я быстро заглядываю на кухню: сидят, рисуют, лепят. Оцениваю прогресс: стадия примерно полуготовности. Значит, у меня есть еще пара минут. Захожу в комнату к старшим, по пути мелькает мысль: «А где, кстати, второй старший? Обещал прийти пораньше, уже на два часа опаздывает». Деть педантично и остервенело срывает со стен свои картины, нарисованные за последний год, и швыряет на пол. Даром что ростом вышел – пятнадцать лет, а уже на полторы головы выше меня, поэтому даже то, что висит под потолком, сдирается им легко и беспощадно. - Ты что творишь?! Остановись! – я кидаюсь к нему и подбираю разбросанные рисунки. – Ты по две недели над каждой работал! Что за психоз?! - Эта дура считает, что мне надо рисовать пейзажи, и что портреты – это не моё. Комкает в руках очередной рисунок и отворачивается к окну. Но я даже со спины вижу, как от злости ходят ходуном его желваки. - Слушай, учителя – тоже люди, и могут ошибаться. А если она к тому же дура, то тем более – чего ты к ее мнению прислушиваешься? У тебя отличные портреты! - Они отвратительны. Я сам это вижу. - О’кей, если тебе они не нужны, отдай мне. - Зачем они тебе? - На всякий случай. Вдруг ты станешь великим художником, и я тогда на «Сотби» или «Кристи» продам их. - Не смешно, - горько ухмыляется в ответ. – Ладно, на, держи. Все равно на них смотреть не могу. Я забираю все, что валяется на полу, уношу и прячу подальше от автора. Возвращаюсь на кухню, и как раз вовремя: снеговик и грузовик готовы, а шапкотерятель забыл о своем горе и внимательно изучает ноу-хау – пластилиновую розетку. Я раздаю кучу новых указаний, снова принимаюсь за котлеты и параллельно набираю номер старшего сына. - Ты где? - С девушкой, в кино идем. - А позвонить и предупредить, что задержишься – слабо? - Елки, забыл, прости… Ты там с грязной посудой и постиранным бельем не заморачивайся – я приду и сам все помою и развешу. - Договорились. Давай, приятного просмотра. Уфф, все. Все дети найдены, успокоены, ситуация стабилизировалась. Жарю котлеты, но чую – что-то забыла сделать. Снова звонит телефон, и я вспоминаю, что именно. Голос мужа спрашивает: - Ну что там у вас? Все в порядке? - Да-да, все нормально. Ну как обычно. Приедешь – расскажу… Значит, так, надо купить молоко, яблочный сок, хлеб, бананы… … Через полчаса – звонок в дверь. Дети с воплями «папа, папа!» бегут открывать. Я звеню тарелками, накладываю ужин и с улыбкой прислушиваюсь к радостной суете в прихожей. - Пап, а ты купил конфеты? А это опять цветы маме? А зачем новые? У нее же еще те не завяли. - Подрастете – поймете, зачем. Ну, рассказывайте, как дела? Помогали маме? - Да! Мы котлеты жарили! * * * …Как я справляюсь? Ну вот как-то так.

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка

© 2019 "ДВОЙНОЕ СЧАСТЬЕ": БЛИЗНЕЦЫ, ДВОЙНЯШКИ, ТРОЙНЯШКИ...

  • Vkontakte Social Иконка
  • Instagram
  • Facebook Социальной Иконка
  • YouTube Социальные Иконка